Опасный колодец
30.09.2010 г.
ImageПодробности расскрывает руководитель следственного отдела по городу Копейску Дмитрия Кривошеева, события на месте трагедии развивались следующим образом.
Молодая мать пришла в родильный дом вместе с сыном навестить свою родственницу. Женщины сели поговорить, мальчик в это время гулял неподалеку. Некоторое время спустя сестра погибшей ненадолго вернулась в больничное отделение роддома. Вернувшись, она обнаружила, что сестры нет, а ее вещи лежат на том месте, где она их и оставила.
Пациентка роддома позвонила мужу своей родственницы. Подъехав к лечебному учреждению, тот принялся разыскивать супругу и ребенка. Их тела мужчина нашел в расположенном на территории больницы колодце. — Этот пожарный резервуар, по нашим данным, не был ничем огорожен, — продолжает Дмитрий Кривошеев. — Колодец закрывал лишь кусок картона. Мы предполагаем, что ребенок наступил на него и провалился в воду. Мать кинулась его спасать, но погибла вместе с сыном: учитывая конструкцию колодца, шансы выжить при падении в него практически равны нулю. Говорить о том, кто виноват в гибели молодой мамы и ребенка, пока рано. Но очевидно, что трагедия произошла из-за халатности должностных лиц, обязанных содержать это инженерное сооружение и обеспечивать его безопасность.

По данному факту возбуждено уголовное дело по части 3 статьи 293 УК РФ (халатность, повлекшая по неосторожности смерть двух и более лиц).

***

Несмотря на кажущуюся очевидность произошедшего, есть два варианта того, как будут развиваться события дальше.

— Считаю, что ответственность за гибель ребенка и его матери, утонувших в колодце пожарного резервуара на территории роддома в городе Копейске, лежит на руководителе лечебного учреждения, — комментирует юрисконсульт Челябинского регионального отделения пожарной безопасности Ассоциации юристов России Ольга Растихина.

— Согласно правилам именно руководитель организации отвечает за содержание систем противопожарной безопасности. К ним относятся и пожарные резервуары, и колодцы. Опять же, согласно правилам, крышки люков пожарных резервуаров и колодцев подземных гидрантов должны быть постоянно закрыты или ограждены со всех сторон. Здесь же люк резервуара был накрыт картоном.

Это может свидетельствовать о том, что администрация учреждения знала об отсутствии крышки, но никаких мер по устранению нарушения правил безопасности не предпринимала, что и привело к трагедии. Таким образом, халатность руководителя медицинского учреждения, на чьей территории погибли мать и ребенок, налицо.

Тем не менее, появляется и другая точка зрения: есть предположение, что виновной в смерти ребенка окажется... его мать.

— В большинстве случаев должностные лица редко несут за что-либо ответственность, — рассказывает бывшая пациентка одного из роддомов.

— Такова реальность, к величайшему сожалению. Что же касается именно этого случая, то здесь может выясниться масса деталей, благодаря которым виновные в трагедии могут избежать ответственности. Например, как это обычно бывает, руководству роддома удастся доказать, что они не отвечают именно за этот пожарный гидрант. Не удивлюсь, если в произошедшей трагедии обвинят погибшую мать: якобы сама виновата, что не уследила за сыном.

Юридические формулировки в данном случае звучат менее цинично: дело могут приостановить в связи с так называемым «не розыском обвиняемого». Этот вариант не стоит исключать в том случае, если руководство лечебного учреждения сможет доказать, что не содержит на балансе данный пожарный гидрант.

Многое в этом деле зависит от общественного мнения и от того, какой будет позиция родственников погибших.


«Закрыть» эту трагедию уже не удастся, а закон вполне позволяет добиться того, чтобы преступная бездеятельность тех, кто должен отвечать за содержание и безопасность пожарного гидранта, была наказана.

Добавим, что ЧП в Копейске взял под личный контроль уполномоченный по правам ребенка при президенте РФ Павел Астахов.